Рудничанка Татьяна Тимофеева более четверти века заменяет маму маленьким подопечным специализированного дома ребенка

А ведь она и не думала раньше, что всю жизнь посвятит таким маленьким, да еще особенным детям, более того, учась на медицинском, говорила: «Никогда не буду работать с такими маленькими детьми». Но жизнь все расставила по своим местам. И как нельзя удачно: ни разу Татьяна Петровна не пожалела о выбранном пути.

Татьяна Тимофеева – постовая медицинская сестра Рудненского специализированного дома ребенка для детей с органическим поражением центральной нервной системы и нарушением психики. Все рудничане знают, что дом малютки, так привыкли называть учреждение, – это дом для особенных малышей, которым с рождения досталось с лихвой: вкупе с различными тяжелыми диагнозами они оказываются лишенными семьи, не каждый родитель способен растить настолько особенного ребенка. Родителей им заменяют работники дома ребенка, начиная от нянечек и заканчивая главным врачом.

– До устройства в дом малютки работала в яслях, здесь не была ни разу. И, если честно, когда пришла сюда в 1996 году, думала, что здесь царит гнетущая атмосфера. Но придя, убедилась: это как детский сад, с той разницей, что дети здесь проживают постоянно. В отличие от детского сада, за ними, кроме воспитателя, ухаживают еще и медсестры. Меня все устроило. Так и продолжаю работать здесь, – рассказывает Татьяна Петровна.

На попечении Татьяны Петровны – малыши до года (специализированный дом ребенка рассчитан для детей до четырех лет).

– Берешь его на руки, и думаешь: такой маленький ребенок, а уже никому не нужен. Здесь мы детей обогреваем своим теплом, своей лаской. Коллектив у нас очень хороший. Мы заменяем детям маму. Конечно, отношение к ним самое трепетное. Бывает, приходишь на работу, настроение не очень, берешь ребенка на руки, а он тебе улыбается, грусть как рукой сняло, – рассказывает Татьяна Тимофеева.

А ведь работая в таком учреждении, есть от чего загрустить. Порой поступают такие дети, от которых ни на минуту нельзя отойти, потому что у них дыхание может остановиться. И ищешь подходы, как будет лучше для малыша: на руках держать, или в кроватку положить, только чтобы ни в коем случае не задохнулся.

– К сожалению, с каждым годом дети поступают все более тяжелые. Когда устроилась в дом малютки, были в основном малыши с синдромом Дауна, с ДЦП, микроцефалией. А сейчас по большей части прибывают дети с поражениями центральной нервной системы, со спинномозговой грыжей. Поэтому всегда держим тесный контакт с лечащими врачами, с главным врачом, постоянно спрашиваешь: какой прогноз, что и как лучше сделать для ребенка? – рассказывает Т.Тимофеева.

Видя изо дня в день покинутых детей, не вызывало ли это желание распрощаться с такой работой?

– Нет. Поначалу, конечно, было тяжело, ведь не знаешь всех особенностей того или иного заболевания, диагноза. А с годами даже по дыханию ребенка чувствуешь его состояние. Никогда не думала уйти отсюда навсегда. Возвращаясь из отпуска, видишь, как тебе улыбаются дети, радуются встрече, и понимаешь: они не забыли тебя. Это чувство нельзя описать словами, – отвечает Татьяна Тимофеева.

Медсестрой стать наша героиня не мечтала, но со времен учебы в Кургане ни разу пожалела, что пришла в эту профессию. Больше всего любила делать перевязки, нравилось работать с хирургическими больными. Однажды на практике пришлось трехмесячному малышу делать укол, тогда-то и решила, что никогда не будет работать с маленькими детьми.

– А, видите, всю жизнь работаю с маленькими: десять отработала в яслях, у меня были дети до четырех лет, пришла в дом малютки – и здесь дети до четырех лет. Свою миссию вижу в том, чтобы хоть немного, но дать тепла, помощи детям, которым очень тяжело приходится в жизни, с ее самых первых лет, – говорит Татьяна Тимофеева.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.